Учитывая не самую блистательную историю психотерапии в "малой психиатрии", вышеозначенный вопрос, видимо, должен формулироваться иначе – не нужна ли психотерапия "большой психиатрии", а что она может ей предложить? Сосредоточив своё внимание только на "признанных авторитетах" - психоанализе, когнитивно-поведенческой психотерапии, а так же гуманистических школах, можно сказать, что выбор весьма велик, но это скорее теория, нежели практика. Теории шизофрении и маниакально-депрессивного психоза можно найти в каждом из упомянутых направлений психотерапии, однако, среди корифеев здесь практически не было ни психиатров, ни хотя бы практиков в области "большой психиатрии" (этим, видимо, объясняется и изрядное количество теорий).

Так или иначе, но заслуживают внимания очень немногие работы в этой области. Сам З. Фрейд, как известно, отрицал возможность психоаналитического лечения психозов, К. Юнг, впрочем, этой проблемы не оставил, но и не преуспел в ней, хотя, несомненно, заложил традицию. Далее здесь практиковались и телесноориентированные психотерапевты (в первую очередь, А. Лоуэн), и специалисты в области трансперсональной психологии (С. Гроф), и представители экзистенциального анализа (Р. Лэнг, Л. Бинсвангер), и многие другие. Впрочем, по большей части, эти изыскания выглядят как художественные произведения; в практическом плане, несомненно, интересным представляется исследование В.Д. Вида, который определил "мишени психоаналитической психотерапии", описав "механизмы психической защиты" у психотических больных.

Поведенческие психотерапевты оказались весьма эффективными во многих областях "большой психиатрии" - это и социальное обучение, социальная адаптация, это и терапия, направленная на снижение чувства тревоги, редукцию страхов и навязчивостей, и т.д.. Когнитивная психотерапия (а именно – работы А. Бека) предложила для объяснения депрессивных состояний теорию автоматических мыслей; несмотря на несколько упрощённое видение когнитивным психотерапевтом своего пациента и аффективной патологии, используемая здесь методика зарекомендовала себя достаточно хорошо.

Теперь, при самом хорошем раскладе, за психотерапией оставляют следующие задачи: предотвращение общественной изоляции и аутизации больных; социальная активация и смягчение реакций больных в ответ на ситуации, связанные с болезнью и лечением; формирование критического отношения к болезни и дезактуализация психотических переживаний; потенцирование антипсихотического действия биологических методов лечения; подготовка больных к выписке и профилактика явлений внутрибольничного госпитализма. К сожалению, в большинстве психиатрических учреждений психотерапия не используется даже в таком – "реабилитационном" – виде.

И наконец, сколь бы плачевным ни был путь психотерапии в "большой психиатрии", всё-таки возникает некоторое изумление, когда психотерапию в "большой психиатрии" начинают рассматривать, как способ "увеселить" или "занять" больных; словно бы "психотерапевтическая среда", которая должна создаваться в психиатрическом учреждении средним и младшим медицинским персоналом, идентична тому, что составляет собственно психотерапевтическое лечение психотических больных, проводимое врачом-психотерапевтом.

А.В. Курпатов, Г.Г. Аверьянов
Серия статей "Психотерапия в большой психиатрии"

 

Ранее | Позже