Если мы говорим о психотерапии, как о медицинской специальности, т.е. о такой психотерапии, которая основывается не на умозрительных концепциях, а на естественнонаучном базисе, о психотерапии, которая создаётся не в угоду стройности абстрактного учения, а в ориентации на эффективность своих методов в отношении очерченных клинических форм, то ситуация выглядит следующим образом. Психотерапевтическое лечение представляет собой, во-первых, психотерапевтическую диагностику, во-вторых, использование психотерапевтических методов, направленное на достижение тех целей, которые могут быть достигнуты с помощью внятных и верифицируемых действий врача-психотерапевта в отношении больного, а также самим больным под руководством специалиста. Осветим эти вопросы последовательно.

Чем психотерапевтическая диагностика отличается от принятой в психиатрии диагностической работы? Психотерапевтическая диагностика – это никакая не причуда якобы склонных к сепаратизму психотерапевтов, а жизненная необходимость, поскольку метод должен иметь точку приложения, он с необходимостью должен отвечать этиопатогенезу расстройства, он, наконец, должен занимать определённое место в ряду других терапевтических методов, направленных на достижение поставленной цели. Разумеется, добиться этого для какого бы то ни было психотерапевтического метода в рамках традиционной диагностики психических расстройств невозможно. Конечно, психиатрический диагноз – является первым и наиважнейшим для психотерапевта, который по базовому своему образованию является как раз врачом-психиатром, однако, его дальнейшая диагностическая работа направлена на репрезентацию состояния больного в тех терминах и понятиях, в той системе координат, которая обеспечит эффективное и целенаправленное использование возможностей психотерапии.

Психика человека – есть орган перманентной адаптации, в его задачах – обеспечение выживания индивида. Наличие дефектов (продиктованных генотипом, фено- или онтогенетическими) в психической организации приводит к тому, что, осуществляя адаптацию, психика, напротив, ставит себя всё в более и более уязвимое положение. Поэтому первой задачей психотерапевтической диагностики является определение этих дефектов, с тем, чтобы в процессе психотерапии устранить их, или компенсировать посредствам каких-то поведенческих моделей и "противовесов". Если в случае "малой психиатрии" такие дефекты носят, как правило, "функциональный характер", т.е. обусловлены страданием функции, а не органа (здесь под "органом" понимается психическое и его структура), то в случае "большой психиатрии", ситуация меняется на противоположную. Это определяет и психотерапевтическую тактику: в "малой психиатрии", как правило, существует возможность и необходимость обнаружения и устранения подобного дефекта; в "большой психиатрии" подобный дефект, в большинстве случаев, выявляется косвенным образом и не подлежит устранению, терапия же направлена на компенсацию психической системы в целом, а наличие этого дефекта рассматривается как "неизбежное зло", с которым нужно научиться жить.

Психическое расстройство – это определённая патологическая функциональная система, которая, с одной стороны, опирается на указанные выше дефекты психической организации, с другой стороны, образованна согласно универсальным принципам работы психического аппарата (к последним относятся принципы "динамической стереотипии" по И.П. Павлову, принцип "доминанты" А.А. Ухтомского, а также сложное отношение в системе "знак-значение", отписанное Л.С. Выготским). В этой связи, любое психическое расстройство, предстающее в системе психотерапевтической диагностики, имеет определённый нейрофизиологический субстрат, который может разниться от случая к случаю в каких-то содержательных моментах, однако, имеет весьма жёсткую внутреннюю, базовую патологическую структуру, характерную именно для этого психического нарушения.

А.В. Курпатов, Г.Г. Аверьянов
Серия статей "Психотерапия в большой психиатрии"

 

Ранее | Позже